четверг, 1 июня 2017 г.

II.

Наше вступление в период социализма совпадает примерно с X годовщиной нэпа. Новая экономическая политика, или в сокращённом виде нэп, представляет собой чрезвычайно важный момент для понимания стратегии и тактики большевизма в эпоху диктатуры пролетариата. На основе нэпа нашей партией проделан исключительно большой, исключительно сложный путь развития. В условиях нэпа партия проделала путь восстановления разрушенного империалистической и гражданской войной народного хозяйства, теперь проделывает путь социалистической реконструкции хозяйства, находится в полосе развёрнутого наступления социализма по всему фронту. Можно сказать, что все партийные оппозиции за истекшее 10-летие, их развитие, переход троцкизма в контрреволюционный лагерь, — все они связаны в известном смысле с непониманием природы нэпа, с извращением ленинской его трактовки. Развитие, проделанное страной пролетарской диктатуры в условиях нэпа, — большой сложный диалектический процесс. Нэп на определённых этапах своего развития менял и меняет своё содержание, нэп диалектически развивался и развивается. При введении нэпа Ленин в своём докладе на X съезде партии подчёркивал, что в стране, где громадное большинство населения — мелкие земледельцы-производители, требуется ряд особых переходных мер, которые могли бы обеспечить победу социализма. Переход от продразвёрстки к продналогу, переход к новой экономической политике означал переход от военного союза с основными массами крестьянства к экономическому союзу с ними, переход от попыток «штурмовым», т. е. самым сокращённым, быстрым, непосредственным способом перейти к социалистическим основам производства и распределения, к «осаде», связанной с очень трудными и неприятными задачами, связанной с целым рядом отступлений.
Ленин писал: «Задача перехода к новой экономической политике в том и состоит, что после опыта непосредственного социалистического строительства, в условиях неслыханно-трудных, в условиях гражданской войны, в условиях, когда нам буржуазия навязывала формы ожесточённой борьбы, — перед нами весной 1921 г. стало ясное положение: не непосредственное социалистическое строительство, а отступление... ...не штурмовая атака, а очень тяжёлая, трудная и неприятная задача длительной осады, связанной с целым рядом отступлений. Вот что необходимо для того, чтобы подойти к решению экономического вопроса, т. е. обеспечения экономического перехода к основам социализма».
Итак, нэп, по словам Ильича, на первых порах означал известное отступление от непосредственного строительства социализма, переход к другим методам работы для подготовки дальнейшего продвижения вперёд. Чрезвычайно интересен в этом отношении план доклада Ленина о замене продразвёрстки продналогом, опубликованный в «Правде» от 21 марта. В своём плане Ленин ставит вопрос: чем можно экономически удовлетворить среднее крестьянство, мелкого товаропроизводителя?
И отвечает: «а) свобода оборота, свобода торговли (=свобода капитализма);
б) достать товары для этого».
Ленин ставит далее перед собой вопрос, непосредственно вытекающий из решения первого, а именно: что это — «назад к капитализму»? И Ленин в своём плане отвечает, что никакого возвращения к капитализму нет и не должно быть, и далее идёт исключительно глубокое объяснение смысла, характера отступления. Он пишет: «слишком поспешный, прямолинейный, неподготовленный «коммунизм» наш вызывался войной и невозможностью ни достать товаров, ни пустить фабрики». Означает ли это вообще крах коммунизма и возврат к капитализму? Значит ли, что форма военного коммунизма вообще есть единственная форма возможного перехода к социализму? Конечно нет. «Есть ещё, — пишет Ленин, — целый ряд возможных переходов».
Это последнее место чрезвычайно интересно. При всех «возможных переходах» надо, по Ленину, нашей партии сохранить последовательное проведение партийной линии, борьбы за коммунизм, за переход к бесклассовому обществу. Основная задача при постановке вопроса об отступлении, по Ленину, состоит в том, чтобы не разорвать цепь развития, не порвать последовательного развития в сторону социализма.
Нэп означал отступление в указанном выше смысле слова, перегруппировку сил и переход в наступление, и затем в развёрнутое наступление социализма по всему фронту. Тот, кто стал бы рассматривать нэп, как некую застывшую форму с неким неизменённым содержанием, тот очень глубоко ошибся бы. Содержание нэпа изменялось, развивалось. Возможность и необходимость его развития, и притом развития в определённом направлении, были обусловлены той самой основной установкой Ленина, которая рассмотрена выше, которая сводится к тому, чтоб не разорвать цепь, «верёвку», линию нашего движения к коммунизму. Нэп, как отступление, диалектически перешёл в нэп, как наступление. Нэп, как переход от штурма к осаде, от непосредственного строительства социализма к целому ряду переходных мероприятий превратился теперь в нэп как непосредственное строительство социализма, как развёрнутое наступление социализма по всему фронту.
Вот этой диалектически противоречивой природы нэпа, вот этой основы наших стратегических манёвров, заключавшихся в том, чтобы «отступить для того, чтобы сильнее прыгнуть», в том, чтоб экономически удовлетворить среднее крестьянство для того, чтоб подвести его к повороту в сторону социализма; допустить известную свободу капитализма и рост капиталистических элементов для того, чтоб ещё сильнее вырос социалистический сектор народного хозяйства, использовать капитализм для того, чтоб нам самим накопить силы для его уничтожения, — вот этой природы нэпа не поняли ни троцкисты, ни зиновьевско-троцкистская оппозиция, ни правый оппортунизм.
Ленин в своей статье «Разногласия в европейском рабочем движении» писал: «прямым продуктом этого буржуазного «миросозерцания, его влияния надо считать и анархо-синдикализм и реформизм, хватающиеся за одну сторону рабочего движения, возводящие односторонность в теорию, объявляющие взаимоисключающими такие тенденции или такие черты этого движения, которые составляют специфическую особенность того или иного периода, тех или иных условий деятельности рабочего класса. А действительная жизнь, действительная история включает в себя эти различные тенденции, подобно как жизнь и развитие в природе включает в себя медленную, эволюцию и быстрые скачки, перерывы постепенности».
Троцкистско-зиновьевокая оппозиция схватилась за одну сторону первоначального периода нэпа, одну черту, составляющую особенность определённого периода, одну сторону, заключавшую в себе элементы отступления, — и увековечила эту сторону, расписавшись в полном непонимании, в извращении материалистической диалектики. Она стала рассматривать нэп только как отступление.
Правый оппортунизм увековечивает другую сторону нэпа, свободу торговли, свободу капитализма. Он не рассматривает нэп как отступление, но он и не понимает того обстоятельства, что нэп превращается в развёрнутое наступление по всему фронту. Он исходит из того, что чем дальше, тем больше развитие пойдёт по линии притупления классовой борьбы, мирного врастания кулака в социализм и т. д. и т. п.
В отношении к философским проблемам Ленин давал очень глубокую и интересную постановку вопросов. Он говорил: «Познание человека не есть (не идёт по) прямая линия, а кривая линия, бесконечно приближаясь к ряду кругов, спирали. Любой отрывок, обломок, кусочек этой кривой линии может быть превращён (односторонне превращён) в самостоятельную, целую, прямую линию, которая (если за деревьями не видеть леса) ведёт тогда в болото, в поповщину (где её закрепляет классовый интерес господствующих классов)».
Политическое и экономическое развитие также не идёт по прямой линии. Это очень сложный, многогранный процесс, представляющий собой чрезвычайно многообразные сочетания различных черт, сторон, моментов и т. д. Для людей, не владеющих марксистско-ленинской диалектикой, свойственно хвататься за отдельный обрывок, кусочек этой линии, односторонне превращать его в самостоятельное целое, создавать на этом основании целую концепцию, которую уже неизбежно в политике использует и закрепит наш классовый враг.
Вот что писал тов. Сталин о бухаринской не диалектической, метафизической односторонности в вопросе о нэпе: «Ошибка тов. Бухарина состоит здесь в том, что он не видит двусторонности нэпа, он видит только одну сторону нэпа. Когда мы вводили нэп в 1921 г., мы направляли тогда его острие против военного коммунизма, против такого режима и порядков, которые исключают какую бы то ни было свободу торговли. Эту сторону дела тов. Бухарин запомнил. И это очень хорошо. Но тов. Бухарин ошибается, полагая, что эта сторона дела исчерпывает нэп. Тов. Бухарин забывает, что нэп имеет ещё другую сторону. Дело в том, что нэп вовсе не означает полной свободы торговли, свободной игры цен на рынке. Нэп есть свобода торговли в известных пределах, в известных рамках при обеспечении регулирующей роли государства и его роли на рынке. В этом именно и состоит вторая сторона нэпа».
Тов. Бухарин превратил односторонне один из признаков нэпа во всесторонний, исказил действительное противоречивое развитие. Такое понимание нэпа привело его к совершенно неправильному ревизионистскому представлению о пути нашего движения к социализму, о взаимоотношении классов в переходный период.
Для понимания внутренней диалектики нашего развития на основе нэпа имеет исключительно важное значение изучение того теоретического богатства, которое имеется по этому вопросу у т. Сталина. Вот одно из важнейших мест, в котором он характеризует внутреннюю диалектику нэпа: «Сокольников не понимает двойственной природы нэпа, двойственной природы торговли в нынешних условиях борьбы социалистических элементов с капиталистическими, он не понимает диалектики развития в обстановке диктатуры пролетариата, в обстановке переходного периода, где методы и оружие буржуазии используются социалистическими элементами для преодоления и ликвидации элементов капиталистических. Дело вовсе не в том, что торговля и денежная система являются методами «капиталистической экономии». Дело в том, что социалистические элементы нашего хозяйства, борясь с элементами капиталистическими, овладевают этими методами и оружием буржуазии для преодоления капиталистических элементов, что они с успехом используют их против капитализма, с успехом используют их для построения социалистического фундамента нашей экономики. Дело в том, стало быть, что благодаря диалектике нашего развития функции и назначение этих инструментов буржуазии меняются принципиально, коренным образом, меняются в пользу социализма, в ущерб капитализму. Ошибка т. Сокольникова состоит в том, что он не понял всей сложности и противоречивости происходящих в нашей экономике процессов».
Диалектика нашего развития состояла и состоит в том, что в условиях нэпа мы прибегаем к «методам и оружию буржуазии» в деле хозяйственного управления, руководства и т. д., однако эти методы и это оружие, поскольку обеспечена руководящая роль пролетариата, поскольку обеспечена генеральная линия партии в её борьбе за социализм, поскольку эти методы и это оружие употребляются в условиях диктатуры пролетариата и самой диктатурой пролетариата — постольку они превращаются в методы и оружие против буржуазии.
Только оружие материалистической диалектики даёт возможность правильно понимать путь нашего развития в условиях нэпа, внутренне-противоречивый характер этого развития. Именно диалектика марксизма-ленинизма, которой так владеет т. Сталин, дала возможность нашей партии выделить, выпятить руководящую основу противоречивого развития в условиях нэпа, за внешней поверхностью событий, за их нэповской «кажимостью» — видеть подлинный рост социализма, дающий возможность превратить «Россию нэповскую в Россию социалистическую».
В своей статье «О профессиональных союзах, о текущем моменте и об ошибке т. Троцкого» (т. XVIII, ч. 1‑я) Ленин, характеризуя противоречивость развития в условиях диктатуры пролетариата, ставит очень интересный с точки зрения понимания диалектики, с точки зрения понимания активной, руководящей роли партии в историческом развитии вопрос. Он пишет: «Но мы всё-таки марксизму немножко учились, учились, как и когда можно и должно соединять противоположности, а главное в нашей революции за три и три с половиной года мы практически неоднократно соединяли противоположности».
Ленин писал это во время профсоюзной дискуссии до введения нэпа. Введение и политика нэпа — один из величайших образцов такого практического соединения противоположностей в политике на основе марксистской теории, такого соединения капитализма и социализма, которое обеспечивает победу одной из противоположностей, — победу социализма. Наша партия под руководством т. Сталина, вооружённая марксистско-ленинской диалектикой, практически в условиях нэпа сочетала противоположности таким образом, что мы добились крупнейших успехов в пользу социализма и достраиваем фундамент социалистической экономики. В этой же статье Ленин писал: «Ведь можно сочетать эти противоположные понятия так, что получится какофония, а можно и так, что получится симфония». Партия наша в условиях нэпа так сочетала известное развитие капитализма с ростом социализма, что получилась богатейшая симфония социалистического строительства.
Для всякого рода метафизиков, для субъективиста, волюнтариста и механиста Троцкого, для эклектика и «цитатмахера» т. Зиновьева, для эклектика-механиста т. Бухарина и т. д. эта «хитрая» диалектика нэпа оказалась не под силу. Необходимость практически «соединить противоположности», да соединить их таким образом, чтоб обеспечить победу социализма, для антидиалектических методологических установок недостижима. Одни стали рассматривать нэп как капитализм, другие — только как отступление, третьи — только как свободу торговли и как свободу капитализма, и т. д.
Наиболее последовательное в духе ленинизма понимание нэпа было дано в работах т. Сталина. Если проследить все формулировки, все основные положения т. Сталина о нэпе, начиная с 1924 г. после смерти Ильича, — то мы увидим исключительно богатое содержание, исключительно глубокое применение материалистической диалектики к оценке различных этапов в развитии нэпа. Ни механического перенесения задач из одного этапа нэпа в другой, ни «логических» прыжков через неизжитые ступени в его продвижении, исключительное умение ставить задачи, выдвигать лозунги, как раз соответствующие данным специфическим этапам в развитии нэпа, смелое и решительное выдвижение новых вопросов и проблем, когда данный этап изжит и надо переходить к новому этапу, — вот это теоретическое богатство, данное в важнейшем вопросе пролетарской революции.
Вот классическая, исчерпывающая постановка (вопроса, бьющая по всякой рассмотренной выше односторонности, берущая вопрос в его многосторонности, но кладущая в основу определяющее развитие в направлении к коммунизму, данная т. Сталиным: «Нэп», — писал он, — есть особая политика пролетарского государства, рассчитанная на допущение капитализма, при наличии командных высот в руках пролетарского государства, рассчитанная на борьбу элементов капиталистических и социалистических, рассчитанная на возрастание роли социалистических элементов над капиталистическими элементами, рассчитанная на уничтожение классов, на постройку фундамента социалистической экономики. Кто не понимает этой переходной, двойственной природы нэпа, тот отходит от ленинизма».
Кто не понимает того, что в этой формулировке тов. Сталина дана глубокая, материалистическо-диалектическая трактовка нэпа, тот ничего не понимает. На этих образцах применения материалистической диалектики надо учиться, на них мы должны изучать, как политика благодаря применению диалектики становится наукой. В этой сжатой формулировке тов. Сталин вскрывает внутренние противоречия нэпа, его двойственную переходную природу. Однако мы не имеем простого «объективного» констатирования двойственности, противоречивости нэпа. Нет. Мы имеем здесь выделение в этой двойственности, в этих внутренних противоречиях основы, ведущей и определяющей. Мы имеем как раз сохранение и развитие той основной цепи, «верёвки», о которой писал Ленин, цепи развития к социализму. Мы не имеем здесь объективизма в смысле полагания на стихийность развития, на самотёк. Нет — тов. Сталин подчёркивает активную роль и сторону руководящей силы — пролетариата и его партии. Нэп — это рассчитанная политика, рассчитанная как на допущение капиталистических элементов, так и рассчитанная на победу социализма.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: