четверг, 24 декабря 2015 г.

Заключение. Значение марксистского диалектического метода для практической деятельности партии пролетариата.

Для марксистов-ленинцев вопрос о практическом значении диалектики, как и всей революционной теории, представляет первостепенный интерес. Ещё на заре развития марксизма Маркс в «Тезисах о Фейербахе» несколькими чеканными словами определил всё различие между марксистским пониманием философии и старым отношением к ней.

среда, 23 декабря 2015 г.

Содержание и форма. Диалектический процесс изменения содержания и формы явлений.

В «Философских тетрадях», перечисляя элементы диалектики, Ленин пишет: «...борьба содержания с формой и обратно. Сбрасывание формы, переделка содержания»[1]. Этот элемент диалектики он называет «примером» закона единства и борьбы противоположностей. Ленин не случайно выделил диалектическое отношение формы и содержания как яркий «пример» закона единства и борьбы противоположностей. Рассмотрение диалектического взаимодействия формы и содержания даёт возможность понять одно из важнейших и всеобщих проявлений закона единства и борьбы противоположностей.

Учение о противоречиях и вопрос об «объективизме» и партийности в познании. Ленин и Сталин о диалектической гибкости понятий.

Положение марксистской диалектики о том, что развитие есть борьба противоположностей, ставит серьёзные требования перед человеческим познанием. Важнейшим из этих требований является требование партийности, т. е. такой подход к общественным явлениям, который не смазывает, не затушёвывает, а вскрывает классовый характер, классовую основу тех или иных процессов, происходящих в обществе, разделённом на классы, и обязывает открыто становиться на точку зрения определённого класса.

Критика и самокритика как новая движущая сила развития, как форма борьбы между новым и старым.

Одной из важнейших форм преодоления внутренних противоречий социалистического общества является критика и самокритика. В условиях, когда решающее значение для движения вперёд приобретает социалистическая сознательность людей, борьба с пережитками старого отношения к труду, к общественной собственности, борьба с остатками влияния буржуазной культуры и т. д., критика и самокритика становится могущественной движущей силой развития. Критика и самокритика выступает как новая диалектическая закономерность развития.

Неантагонистические противоречия и их социальная природа. Характер противоречий при социализме и переходе от социализма к коммунизму.

Пролетарская социалистическая революция, уничтожающая капиталистический строй и устанавливающая новый социальный строй, кладёт начало совершенно новому небывалому типу общественных отношений. Эти отношения перестают быть антагонистическими.

Антагонистические противоречия и формы их преодоления. Непримиримая классовая пролетарская политика как орудие разрешения антагонистических противоречий.

Марксистская диалектика учит, что по своей природе противоречия могут быть противоречиями антагонистическими и неантагонистическими. Антагонистическими противоречиями в общественной жизни являются такие противоречия, которые выражают коренную противоположность классов, коренное различие интересов этих классов и которые могут быть преодолены лишь путём непримиримой классовой борьбы. Такова, например, противоположность класса капиталистов и класса пролетариев в буржуазном обществе. Положение этих классов в общественной системе производства, в силу которого рабочие подвергаются бесчеловечной эксплуатации со стороны буржуазии, политическое господство класса капиталистов и политическое бесправие пролетариата, сосредоточение в руках буржуазии всех материальных и духовных богатств и лишение рабочих всяких иных средств к существованию, кроме продажи своей рабочей силы, стремление буржуазии увековечить строй капиталистического рабства и стремление пролетариата разрушить этот строй и преобразовать общественную жизнь на началах социализма — всё это делает пролетариат и буржуазию непримиримыми антагонистами.

вторник, 22 декабря 2015 г.

Внутренние и внешние противоположности. Диалектика и теория «равновесия».

Понимая развитие как борьбу противоположностей, марксистская диалектика показывает, что главным источником развития являются внутренние противоречия предметов и явлений, раскрытие, развёртывание, преодоление этих противоречий. Однако помимо внутренних противоречий, свойственных самим предметам, существуют и внешние противоречия между предметами. Чрезвычайно большое теоретическое и практическое значение имеет выяснение вопроса о соотношении внутренних и внешних противоположностей.

Внутренние противоречия в предметах и явлениях. Борьба противоположностей — источник, движущая сила развития.

В своей работе «О диалектическом и историческом материализме» товарищ Сталин даёт следующее классическое определение сущности диалектического учения о противоречиях:
«В противоположность метафизике диалектика исходит из того, что предметам природы, явлениям природы свойственны внутренние противоречия, ибо все они имеют свою отрицательную и положительную сторону, своё прошлое и будущее, своё отживающее и развивающееся, что борьба этих противоположностей, борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, между отживающим и развивающимся, составляет внутреннее содержание процесса развития, внутреннее содержание превращения количественных изменений в качественные.

«Ядро» марксистской диалектики.

Классики марксизма-ленинизма, раскрывая содержание материалистической диалектики, особенно важное значение придавали закону борьбы противоположностей.
Те характеристики диалектики, которые мы находим в ленинских высказываниях, показывают, что Ленин считал положение о борьбе противоположностей центральным пунктом марксистской революционной диалектики.

понедельник, 21 декабря 2015 г.

Закон перехода от старого качества к новому в условиях советского социалистического общества.

Как и все законы диалектического развития, закон перехода от старого качества к новому качеству действует и проявляется по-новому после ликвидации капиталистического строя и установления строя социалистического. Победа Великой Октябрьской социалистической революции в СССР, ликвидация эксплуататорских классов и достижение морально-политического единства всего советского общества означают такой решительный перелом в ходе истории, что общие закономерности развития в новых условиях не могут не видоизменяться очень существенным образом.

Поступательный, прогрессивный характер развития. Развитие от простого к сложному, от низшего к высшему.

Итак, закон перехода количественных изменений в качественные даёт возможность научно изобразить картину того, как совершается качественное изменение предметов, как возникает новое.
Но имеется ещё очень существенный вопрос, выяснение которого необходимо для того, чтобы эта картина стала полной. Это вопрос о том, существует ли какая-нибудь закономерность в смене качественно различных предметов, закономерность, обусловливающая определённую тенденцию, определённое направление развития? Представляет ли собой процесс развития мира замкнутый, вечно повторяющий себя круг или он имеет характер поступательного движения?

Переход количественных изменений в качественные, скачки в развитии общества. Значение закона перехода от старого качества к новому для практической деятельности партии пролетариата.

В основе процессов, совершающихся в обществе, лежит тот же всеобщий закон перехода количественных изменений в коренные качественные, и это служит ещё одним свидетельством в пользу поразительного единства мира. Но в общественной жизни этот всеобщий закон развития имеет своеобразные формы проявления.

Переход количественных изменений в качественные, скачки в природе.

Современная теория строения материи, проникновение человеческого взора в глубочайшие недра атома позволили установить тот важнейший для понимания развития природы факт, что возможностям материи превращаться из одних форм в другие нет предела. Ещё в конце XIX века физики и химики утверждали, что химические элементы вечны и неизменны, что атомы неделимы. Как Далеко ушла с тех пор наука! Ныне величайшим её завоеванием является учение о качественном изменении химических элементов, о превращении одних элементов в другие.

Двоякая форма движения. Переход количественных изменений в качественные.

Достаточно самого поверхностного взгляда на природу, чтобы увидеть, что ей меньше всего свойственно однообразие. Нас поражает многообразие её явлений, богатство её свойств и красок, разнообразие её живых обитателей.
Что же представляет собой многообразие природы? Почему все явления природы не сливаются перед нашим взором в одну неразличимую туманную картину, а вызывают в нас определённые, отличные друг от друга, ощущения? Мы видим разные предметы, разные явления, но не отождествляем их, а умеем различать их между собой и давать им разные определения.

пятница, 18 декабря 2015 г.

К истории вопроса.

С первых шагов философской и естественно-научной мысли перед человеческим познанием возник один из труднейших вопросов: в силу каких законов материя породила богатейшее, поражающее своей сложностью и красочностью, многообразие окружающего нас мира?

Новые черты развития в условиях советского социалистического общества.

Всеобщий диалектический закон развития в новых исторических условиях советского социалистического общества приобретает новые черты, которые не могли быть свойственны старому обществу. Одной из этих важнейших черт является ускорение развития, новые, невиданные доселе темпы экономического, политического, культурного развития общества.
Маркс и Энгельс теоретически предвидели это ускорение развития с переходом к новой, социалистической эпохе развития общества.

Возможность и действительность. Роль практической деятельности в становлении нового.

Положение марксистской диалектики о неодолимости того, что возникает и развивается, не означает, что всякое прогрессивное явление побеждает автоматически, без сознательной деятельности людей. Более того, ростки нового могут не развиться и не получить распространения, если, как говорил Ленин, не ухаживать за ними, если не помогать их росту. Новое всегда представляет на первых порах лишь возможность развития. Но возможность сама по себе не может превратиться в действительность. Опыт истории доказывает, что развитие общества, ставя на очередь дня те или иные задачи, требует разрешения их путём активной деятельности людей.

Марксистская диалектика и чувство нового.

Диалектическое понимание развития как уничтожения старого и возникновения нового предъявляет очень важное требование к нашему познанию и нашей практической деятельности. Это требование может быть сформулировано таким образом: видеть новое, возникающее, чувствовать это новое, во всяком деле смотреть вперёд и не терять перспективы движения. Если всё развивается, если явления представляют собой не мёртвые, застывшие, а движущиеся и изменяющиеся сущности, то всякое познание может быть научным лишь при условии, если оно берёт явления в их развитии, если оно не закрепощает мысли грузом старого и понимает, что старое уступает место новому.

четверг, 17 декабря 2015 г.

Неодолимость того, что возникает и развивается.

Таким образом, единственно научный взгляд на движение есть понимание движения как отмирания старого и возникновения нового, как изменения вообще. Отсюда, как показывает товарищ Сталин в своей работе «О диалектическом и историческом материализме», следует чрезвычайно важный вывод:

Движение и покой.

Метафизики, выступая против диалектической теории развития, ссылаются обычно на то, что в природе и обществе существует покой, равновесие и что это якобы служит опровержением диалектической теории непрерывного изменения, вечного обновления мира. Для метафизиков покой, равновесие есть исходный пункт состояния материи. С точки зрения метафизики покой, равновесие абсолютны, в то время как движение относительно, временно, преходяще.

Диалектика о движении и развитии. Отмирание старого и нарастание нового — закон развития.

Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин учат, что развитие в природе и обществе не есть повторение старого, что движение происходит не в каких-то неизменных рамках, а совершается путём смены старого новым, путём уничтожения того, что отжило свой век, и утверждения нового, прогрессивного, революционного. Не движение готовых и неизменных тел, как думают метафизики, а изменение самих тел, исчезновение, разрушение старого, не соответствующего более изменившимся условиям, и возникновение нового, более прогрессивного, — вот что является главным в развитии природы и общества, вот как нужно понимать развитие в объективной действительности.

среда, 16 декабря 2015 г.

Противоположность метафизического и диалектического понимании движения.

При характеристике метафизического метода нужно иметь в виду, что метафизика не просто отрицает движение и развитие. Лишь наиболее грубые разновидности метафизики прямо отрицают всякое движение. Как замечает Ленин в своей статье «Карл Маркс», после тех великих открытий, которыми был ознаменован XIX век и которые навязывали принцип развития самым закоренелым метафизикам, отрицать движение и развитие стало особенно трудно. Поэтому как в прошлом, так и особенно в настоящее время метафизики сплошь и рядом прибегают к словесному признанию движения и развития, выхолащивая его конкретное содержание.

Движение и развитие в природе и обществе.

Вторая черта марксистского диалектического метода, говорящая о том, что природа и общество находятся в состоянии непрерывного движения и изменения, обновления и развития, тесно связана с первой чертой. Из противоположного решения вопроса о связи и взаимозависимости предметов и явлений в природе и обществе вытекает и противоположное решение вопроса о движении, изменении и развитии.

Исторический подход к явлениям. Конкретность истины.

В свете диалектического положения о связи и взаимозависимости явлений особо важное значение приобретает вопрос об историческом подходе к явлениям, о диалектическом принципе историзма.
Товарищ Сталин в своей работе «О диалектическом и историческом материализме» показывает, что из положения диалектического метода о связи и взаимообусловленности явлений вытекает необходимость исторического подхода к явлениям.

Диалектика и эклектика. Ленин и Сталин об основном, решающем звене.

Каждая вещь, по выражению Ленина, находится в многоразличных отношениях с другими вещами. Однако не все они имеют одинаковое значение: есть отношения существенные, менее существенные и даже совсем не существенные. Мы уже указывали, что связи между явлениями могут быть необходимыми и случайными. Строгое разграничение необходимых и случайных связей, существенных и несущественных отношений является важным требованием марксистского диалектического метода. Пренебрежение этим требованием неизбежно ведёт к подмене диалектики эклектикой.

вторник, 15 декабря 2015 г.

Всесторонность анализа явлений. Диалектика и софистика.

Из положений марксистской диалектики о причинности и всеобщей связи явлений, о закономерности и необходимости вытекают очень важные выводы как для научного познания, так и для практической деятельности партии пролетариата.

Новый характер связей и закономерностей в советском социалистическом обществе по сравнению с капиталистическим обществом.

Мы изложили общие положения марксистской диалектики о связи явлений, о необходимости и закономерности, о необходимости и случайности в природе и обществе. Однако следует учесть, что в различных исторических условиях связь и закономерность явлений имеют различный характер, проявляются по-разному. Товарищ Сталин учит нас не догматически подходить к тем или иным общим принципам, а вскрывать ту конкретно-историческую форму, которую они принимают в определённых исторических условиях.

Закономерность и необходимость в природе и обществе. Необходимость и случайность. Необходимость и свобода.

Своим пониманием закономерного характера развития природы и общества диалектика коренным образом отличается от буржуазной метафизики, как старой, так и новейшей, для которой, по выражению И. В. Сталина, действительность есть хаотическое, случайное скопление предметов. Отрицание причинной связи явлений имеет своим неизбежным логическим следствием отрицание закономерности.

понедельник, 14 декабря 2015 г.

Причинность, причинная обусловленность явлений. Взаимодействие и всеобщая связь явлений. Природа как связное, единое целое.

Простейшей формой взаимосвязи является причинная зависимость отдельных явлений.
В «Диалектике природы» Энгельс писал:
«Причинность. Первое, что нам бросается в глаза при рассмотрении движущейся материи, — это взаимная связь отдельных движений отдельных тел между собою, их обусловленность друг другом»[1].

Противоположность диалектики и метафизики по вопросу о связи явлений.

Все черты марксистского диалектического метода товарищ Сталин рассматривает в их противоположности метафизическому методу. Ещё Энгельс противопоставлял метафизике, отрицающей связь и взаимодействие явлений в природе, диалектику как учение о связи. В наброске общего плана к «Диалектике природы» Энгельс писал: «Диалектика как наука о всеобщей связи»[1].

Всеобщая связь и взаимозависимость явлений в природе и обществе.

В своей работе «О диалектическом и историческом материализме» товарищ Сталин, излагая марксистский диалектический метод, говорит о четырёх основных его чертах: 1) всеобщей связи и взаимозависимости явлений, 2) движении и изменении, 3) переходе количественных изменений в качественные и 4) развитии как борьбе противоположностей. Это определение товарищем Сталиным основных черт диалектики даёт возможность понять марксистскую диалектику как стройную и цельную теорию развития, охватить все её существенные стороны и проследить их взаимосвязь. Классификация основных черт марксистской диалектики, данная товарищем Сталиным представляет собой дальнейший шаг вперёд в развитии и конкретизации материалистической диалектики.

среда, 9 декабря 2015 г.

Марксистская диалектика как творчески развивающийся метод. Развитие диалектического метода Лениным и Сталиным.

Марксистская диалектика не есть некое раз навсегда данное, застывшее, неизменное учение. Новые открытия в области науки, новые условия исторического развития человеческого общества не могут пройти бесследно для диалектического метода. Общие принципы материалистической диалектики, несомненно, имеют значение для любой исторической эпохи. Но эти общие принципы в различных исторических условиях приобретают определённые конкретные формы. Так, формы проявления закона единства и борьбы противоположностей в старых, основанных на антагонизме враждебных классов, социально-экономических формациях совершенно иные, чем формы проявления этого закона в нашем советском социалистическом обществе, где нет классовых антагонизмов, где господствует морально-политическое единство всего народа. То же самое можно сказать решительно о всех категориях и понятиях диалектики.

Марксистская диалектика — наука о наиболее общих законах развития природы, человеческого общества и мышления.

Энгельс определял диалектику как науку о наиболее общих законах развития природы, человеческого общества и мышления. В одном из примечаний к «Анти-Дюрингу» Энгельс писал: «В помещенном выше сочинении диалектика рассматривается как наука о наиболее общих законах всякого движения»[1].

Противоположность марксистского диалектического метода и идеалистической диалектики Гегеля.

Враги марксистской философии неоднократно пытались представить дело так, что Маркс и Энгельс заимствовали свой диалектический метод из философии Гегеля, что метод Маркса и Энгельса есть простое или чуть подправленное воспроизведение гегелевской диалектики.
Такое утверждение не имеет ничего общего с истиной и продиктовано стремлением опорочить марксистскую диалектику, смазать различие между пролетарским и буржуазным мировоззрениями.

вторник, 8 декабря 2015 г.

Историческое подготовление марксистской диалектики.

Марксистская диалектика — не случайное открытие гениального ума. Марксистская диалектика была бы невозможна вне всего исторического развитии научной мысли, философии, естествознания. Она есть теоретическое обобщение достижений естественных и общественных наук, итог и обобщение исторического опыта человеческого общества. В работе «Марксизм и вопросы языкознания» товарищ Сталин указывает, что Маркс и Энгельс считали, «что их диалектический материализм является продуктом развития наук, в том числе философии, за предыдущий период»[1].

понедельник, 7 декабря 2015 г.

Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин о диалектике.

Вожди рабочего класса Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин неоднократно подчёркивали в своих произведениях значение диалектического метода как важнейшей составной части диалектического и исторического материализма.

Диалектический и исторический материализм— мировоззрение коммунистической партии. Диалектический метод как важнейшая составная часть марксистской философии.

Маркс и Энгельс совершили великий подвиг, разработав научное мировоззрение — диалектический и исторический материализм. Это мировоззрение всесильно потому, что оно верно. Впервые в истории развития человеческой мысли марксистская философия дала ответы на те вопросы, которые волновали человеческий ум, но которые до марксизма не могли быть решены.

«Марксистский диалектический метод». М. М. Розенталь, 1952 г.



М. М. РОЗЕНТАЛЬ 

МАРКСИСТСКИЙ
ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ
МЕТОД

ГОСПОЛИТИЗДАТ
1952

«О диалектическом и историческом материализме» И. В. Сталин, 1945 г.

Диалектический материализм есть мировоззрение марксистско-ленинской партии. Оно называется диалектическим материализмом потому, что его подход к явлениям природы, его метод изучения явлений природы, его метод познания этих явлений является диалектическим, а его истолкование явлений природы, его понимание явлений природы, его теория — материалистической.

вторник, 3 ноября 2015 г.

Революционный марксизм-ленинизм в борьбе с ревизионизмом и социал-фашизмом.

Борьба революционного марксизма против ревизионизма последовательно проводилась еще в недрах II Интернационала в довоенный период.
В области философии эта борьба была направлена прежде всего против неокантианства, за диалектический материализм. Ни Каутский, ни Плеханов, игравшие в этот период видную роль в теоретической дискуссии, не оказались способными разоблачить до конца кантианство как классовую буржуазную идеологию. Помимо того они сами считали возможным известный компромисс с кантианством и не делали из своих философских позиций соответствующих выводов для революционной политики пролетариата. Как позже указал Ленин, Плеханов вел борьбу с кантианским ревизионизмом больше «по-фейербаховски», «по-бюхлеровски», чем «по-гегелевски», т. е. критиковал кантианцев с позиции созерцательного материализма. Лишь Ленин, ранее всех осознавший необходимость критики кантианства, занял строго последовательную революционно-марксистскую позицию в своих теоретических работах и выступлениях, направленных против всех видов ревизионизма. Когда II Интернационал позорно распался, потерпел позорный крах, только большевики с Лениным высоко подняли знамя революционного марксизма. Большевики во главе с Лениным и до войны вели беспощадную борьбу против всех видов ревизионизма.

Мировой экономический кризис и социал-фашизм. Социал-фашизм и СССР.

Современный экономический кризис, возникший на почве общего кризиса капитализма в послевоенный период, чрезвычайно ускорил и вскрыл все развитие противоречий капитализма. Со всей ясностью обнаружилась полная несостоятельность капиталистической системы и капиталистического способа производства. Кризис привел к сокращению производства и к невиданной в истории капитализма безработице, захватившей многие десятки миллионов, рабочих.

Экономические и политические воззрения современного социал-фашизма.

Все указанные выше извращения современным социал-фашизмом философских основ марксизма и его исторической теории находятся в неразрывной связи с их взглядами на буржуазную демократию и на характер капиталистической экономики.
Сущность воззрений социал-фашизма на буржуазное государство была наиболее отчетливо выражена Каутским, Вандервельде и др., выступившими в защиту буржуазной демократии против пролетарской диктатуры. Каутский всячески доказывал, что современная буржуазная демократия перестала уже быть классовым буржуазным государством, по мере того как пролетариат завоевывает большинство в парламенте. По мнению Каутского, под диктатурой пролетариата Маркс разумел «демократическую республику».

Ревизионизм, социал-фашизм и исторический материализм.

По отношению ревизионистов и социал-фашистов к вопросам исторического материализма еще легче обнаружить весь антимарксистский и антипролетарский характер социал-демократических теорий, так как эти вопросы непосредственным образом связаны с политикой, борьбой классов, с повседневной деятельностью партий.

Ревизионистское и социал-фашистское извращение материалистической диалектики.

Многочисленные буржуазные лакеи на философском участке напрягают все усилия, чтобы представить материалистическую диалектику в наиболее неприглядном виде, оклеветать ее, исказить, вырвать ее с корнем и отбросить как никчемную.
Философский отряд социал-фашистов в полной мере, как и в других вопросах теории и практики, вторит в этом вопросе идеологам буржуазии. Маркс и Энгельс громко заявляли о своей приверженности диалектике, выступали с ее защитой. Поэтому теоретики ревизионизма не могут никогда прямо отказаться от этой «души» марксизма. Социальный заказ буржуазии — идейно развратить пролетариат, обессилить его — они могут выполнять, лишь особенно искусно извращая материалистическую диалектику, особенно тонко, незаметно, по кусочкам разлагая эту революционную суть марксизма, опошляя и умерщвляя ее.

Ревизия материалистических основ марксизма.

Перу Макса Адлера принадлежит целый ряд книг по философии, ряд монографий, статей и брошюр. Борьба его против материализма особенно открыта и ясна и потому лучше всего начать именно с него.
Адлер начинает с объявления марксизма лишь учением о социальной жизни. Он категорически утверждает, что марксизм как социальная теория не нуждается ни в какой философии и органически не может быть связан с какой-либо из них. Это категорическое утверждение М. Адлера конечно не мешает ему пытаться соединять марксизм с любимым философом современной буржуазии и современной социал-демократии — Кантом. Марксизм не нуждается в философии. Но ему нужна логическая надстройка, и эту надстройку дает вечная и незыблемая теория познания Канта.

Общая характеристика философии современного социал-фашизма.

Современная социал-демократия, как главная опора буржуазии в рабочем движении, в области философии является проводником буржуазного влияния. Буржуазия, некогда сама боровшаяся под знаменем материализма, ныне со всей силой своей классовой ненависти борется против материализма, когда защитником и пропагандистом его стал разрушающий основы капитализма пролетариат. Современная социал-демократия в угоду буржуазии и в интересах ее стремится стряхнуть у себя всякие следы материализма. Она клевещет на материализм, клеймит его, называя метафизикой, мистикой и даже фидеизмом. Так, например, М. Адлер в своей последней философской книге, изданной в конце 1930 г., прямо говорит, что именно материализм связан якобы со всякой мистикой, и теологией, что материализм может быть оплотом фидеизма, так как материализм опирается, мол, на признание метафизической объективной реальности, которая может быть и идеалистическим абсолютом и божественной сущностью!!

Послевоенная эволюция социал-демократии и социально-экономические корни современного социал-фашизма.

Результатом мировой войны было сотрясение и расшатывание господства капитализма не только в странах побежденных, но и в странах-победительницах. Пламя революции, охватив Европу, перебросилось в далекие уголки Азии и Америки. Угнетенные многомиллионные массы сами взялись осуществить историческое решение Базельского манифеста II Интернационала о «превращении мировой войны в гражданскую». Победа Октябрьской революции явилась первым решающим ударом по мировому капитализму.

Оппортунизм в русской социал-демократии. Троцкизм в предреволюционный период.

В своем известном письме в редакцию журнала «Пролетарская революция» т. Сталин подчеркнул все огромное международное значение большевизма и той борьбы, которую Ленин вел во II Интернационале со всеми разновидностями оппортунизма и его теоретического выражения в ревизии марксизма. В этом смысле исключительно важную роль для развития всего международного рабочего движения и его теоретических основ сыграла и та борьба, которую большевизм вынужден был вести с оппортунизмом внутри довоенной российской социал-демократии. Потому что вопросы русской революции были вместе с тем вопросами и мировой революции (Сталин).

Каутскианский центризм и люксембургианство.

Наряду с откровенно ревизионистским течением, в немецкой и международной социал-демократии возникают также колеблющиеся в своих воззрениях промежуточные группировки, какими были каутскианский центризм и люксембургианство («левое» крыло социал-демократии).

Социально-экономические корни и историческая эволюция оппортунизма к социал-фашизму.

Главным препятствием на пути пролетариата к завоеванию власти и победе над капиталом является ныне социал-фашизм, наличие крупных, имеющих еще большое влияние на рабочие массы социал-демократических партий — «буржуазных рабочих партий». Международная социал-демократия, II Интернационал и его секции, — главная социальная опора буржуазного господства; международная социал-демократия превратилась в агентуру международной буржуазии по подготовке к интервенции против первого в мире пролетарского государства.
II Интернационал никогда не представлял собою единого целого. В нем с самого начала его образования боролись две тенденции, два течения: революционное и оппортунистическое. «На деле, однако, основная работа II Интернационала велась по линии оппортунизма» (Сталин).
Оппортунизм в рабочем движении почти с самого начала существования (с 40‑х годов XIX в.) получил свое теоретическое выражение в пересмотре (ревизии) рядом теоретиков социал-демократии всех важнейших составных частей учения Маркса — в ревизионизме. В конце XIX в. выявилась «целая полоса безраздельного господства оппортунизма II Интернационала» (Сталин).
Ленин дал наиболее глубокий анализ исторических причин развития ревизионизма и его социальной основы. «Неудивительно, — писал Ленин в 1908 г., — что учение Маркса, которое прямо служит просвещению и организации передового класса современного общества, указывает задачи этого класса и доказывает неизбежную — в силу экономического развития — замену современного строя новыми порядками, неудивительно, что это учение должно было с боя брать каждый свой шаг на жизненном пути... Но и среди учений, связанных с борьбой рабочего класса, распространенных преимущественно среди пролетариата, марксизм далеко и далеко не сразу упрочил свое положение. Первые полвека своего существования (с 40‑х годов XIX в.) марксизм боролся с теориями, которые были в корне враждебны ему... Но когда марксизм вытеснил все сколько-нибудь цельные враждебные ему учения (из идеологии рабочего движения. — Авт.), то тенденции, которые выражались в этих учениях, стали искать себе иных путей. Изменились форма и повод борьбы, но борьба продолжалась. И вторые полвека существования марксизма начались (90‑е годы прошлого столетия) с борьбы враждебного марксизму течения внутри марксизма». «Домарксистский социализм разбит, — заключает Ленин. — Он продолжает борьбу уже не на своей самостоятельной почве, а на общей почве марксизма как ревизионизма»[1]. Диалектика истории такова, — отмечает и в другом месте Ленин, — что «теоретическая победа марксизма заставляет врагов его переодеваться марксистами. Внутренне сгнивший либерализм пробует оживить себя в виде социалистического оппортунизма»[2].
Ревизионизм таким образом представлял собой чуждое и враждебное марксизму течение, стремившееся подорвать марксизм изнутри, выступавшее с этой целью «на общей почве марксизма», т. е. в форме внешне-марксистской фразеологии. Чем больше побеждал марксизм все прочие идеологические течения в рабочем движении и укреплялся в умах рабочего класса, тем все более становилась необходимой для групп, враждебных марксизму, но желавших влиять на пролетариат, эта подделка, мимикрия «под марксизм», задачей которой было, однако, под флагом марксизма протащить враждебные революционному пролетарскому движению взгляды.
Совершенно очевидно, что враждебность ревизионизма подлинно революционному марксизму объяснялась его классовой основой, чуждой пролетариату. Ленин недаром, видел в оппортунизме тот же «внутренне сгнивший либерализм», недаром он отмечал, что все возражения ревизионистов марксизму сводились к системе «давно известных либерально-буржуазных взглядов». «Неизбежность ревизионизма, — указывал он, — обусловливается его классовыми корнями в современном обществе»[3]. Эти классовые корни ревизионизма Ленин усматривал в неизбежном проникновении в рабочее движение мелкой буржуазии, которое имело место на всех ступенях развития капитализма и во всех странах и превратило ревизионизм в интернациональное явление.
«В чем, — спрашивал Ленин, — заключается его неизбежность в капиталистическом обществе? Почему он глубже, чем различия национальных особенностей и степеней развития капитализма? Потому что во всякой капиталистической стране рядом с пролетариатом всегда стоят широкие слои мелкой буржуазии, мелких хозяев. Капитализм родился и постоянно рождается из мелкого производства. Целый ряд «средних слоев» неминуемо вновь создается капитализмом (придаток фабрики, работа на дому, мелкие мастерские, разбросанные по всей стране, ввиду требований крупной, например, велосипедной и автомобильной, индустрии и т. д.). Эти новые мелкие производители также неминуемо опять выбрасываются в ряды пролетариата. Совершенно естественно, что мелкобуржуазное мировоззрение снова и снова прорывается в рядах широких рабочих партий»[4].
Мелкобуржуазная сущность оппортунизма получила свое выражение в защите им сотрудничества классов, в отречении от идеи социалистической революции и от революционных методов борьбы. Основной характеристикой оппортунизма Ленин считал «приспособление к буржуазному национализму, забвение исторических преходящих границ национальностей или отечества, превращение в фетиш буржуазной легальности, отказ от классовой точки зрения и классовой борьбы из боязни оттолкнуть от себя широкие массы населения (читай: мелкобуржуазные) — таковы, — отмечал Ленин, — идейные основы оппортунизма»[5].
Такой же мелкобуржуазной характерной чертой оппортунизма являлась неопределенность, расплывчатость его и неуловимость его позиций. Оппортунист, — говорил Ленин, — по своей природе уклоняется всегда от определенной, бесповоротной постановки вопроса, отыскивает равнодействующие, вьется ужом между исключающими одна другую точками зрения. Старается «быть согласным» и с той и с другой, сводя свои разногласия к поправочкам и сомнениям, к благим невинным пожеланиям и пр.[6]
Другую историческую причину развития оппортунизма и ревизионизма Ленин видел в процессе обуржуазивания отдельных слоев пролетариата, процессе, особенно характерном для империалистической эпохи, когда буржуазия имеет возможность из своих сверхприбылей подкупить рабочую аристократию и профбюрократию. Это обуржуазивание части пролетариата вело к прямому проникновению в его ряды буржуазной идеологии, хотя и последняя зачастую принимала внешние «марксистскообразные» формы. Чем теснее со времени империалистской войны в течение всего послевоенного периода становилась связь оппортунистической верхушки социал-демократии с буржуазным обществом и государством, тем все в большей степени в теоретических воззрениях социал-демократии находило свое проявление откровенно-буржуазное мировоззрение: ревизионизм превратился в социал-фашизм.
Историческая колыбель оппортунизма — это Англия. В Англии капитализм раньше, чем в других странах, имел в своем распоряжении, благодаря своему монопольному положению, сверхприбыли для подкупа и развращения рабочих. Поэтому в Англии раньше, чем в других странах, создался привилегированный слой рабочей аристократии, привилегированный слой рабочих вождей, подкупленных буржуазией. Еще в 1858 г. Энгельс писал Марксу по поводу английского оппортунизма: «Английский пролетариат фактически обуржуазивается, так что самая буржуазная из всех наций хочет, по-видимому, довести дело в конце концов до того, чтобы иметь буржуазную аристократию и буржуазный пролетариат рядом с буржуазией».
Это обуржуазивание английской рабочей аристократии получило свое выражение в тред-юнионизме, в стремлении оторвать профсоюзное движение и экономическую борьбу пролетариата от политической борьбы, от борьбы за социализм. Английский социализм находил свое теоретическое выражение лишь в так называемом фабианстве — реформистски-интеллигентской группе, исповедовавшей эволюционный позитивизм Спенсера и христианский «социализм». В наши дни процесс постепенного сращения рабочей аристократии и профбюрократии в Англии с буржуазным государством получил свое завершение, выраженное в откровенно-буржуазной политике английской «рабочей» партии, в проповеди Макдональдами, Гендерсонами и Томасами «конструктивного» социализма.
В Германии уже во второй половине 60‑х годов и первой половине 70‑х годов шла ожесточенная борьба между лассальянцами и эйзенахцами. Сторонники и последователи Лассаля защищали соглашательство с господствующими классами ради отдельных политических подачек, а эйзенахцы стояли на позиции непримиримой классовой борьбы. Лишь после победы марксизма над лассальянством и другими идеологическими течениями внутри немецкого рабочего движения (над прудонизмом Мюльбергера, позитивизмом Дюринга) эти классово чуждые пролетариату течения начинают появляться в «марксистском» одеянии. Бывший марксист Эд. Бернштейн возглавляет это движение в 90‑х годах и дает ему его название, выступив с требованием ревизии теоретических основ учения Маркса.
В философии ревизионизм выступил против материализма, призывая вернуться назад к Канту, и против диалектики, подменяя ее эклектикой и мещанской софистикой. «Диалектика, — заявлял Бернштейн, — предательница, она засада на пути к правильному суждению о вещах». Бернштейн и его последователи отрицали возможность научно обосновать социализм, отрицали превосходство крупного производства над мелким производством, особенно в сельском хозяйстве, доказывали возможность для мелких производителей удержаться и при капитализме. Они отрицали также неизбежность краха капитализма и роль экономических кризисов, отрицали факт растущего обнищания рабочего класса. Особенно резко выступал ревизионизм против теории классовой борьбы, которая-де немыслима и не нужна в демократическом обществе. В 1898 г. в своих «Проблемах социализма» Бернштейн писал: «Нужно, чтобы в социал-демократии оказалось достаточно мужества, чтобы избавиться от устарелой фразеологии и казаться тем, что она есть в действительности, т. е. демократически-социалистической партией реформ. Что же такое в настоящее время социал-демократия, как не партия, которая стремится к преобразованию общества в духе нашего учения посредством демократических и экономических реформ[7].
В течение всего довоенного периода «бернштейнианство» получает в немецкой социал-демократии самое широкое развитие в лице откровенного реформистского правого крыла во главе с Фольмаром, Давидом и др.



[1] Ленин, Марксизм и ревизионизм. Подчеркнуто нами. – Авт.
[2] Ленин, Исторические судьбы учения К. Маркса. Подчеркнуто нами. – Авт.
[3] Ленин, Марксизм и ревизионизм.
[4] Ленин, Марксизм и ревизионизм.
[5] Ленин, Соч., т. XVIII, изд. 2‑е, с. 67.
[6] Ленин, Соч., т. VI, изд. 2‑е, с. 304.
[7] Бернштейн, Социальные проблемы, с. 272.

пятница, 30 октября 2015 г.

Ленинская стратегия и тактика пролетарской революции.

Ленинизму принадлежит далее разработка вопроса о том, как партия должна руководить в революции пролетариатом и его союзниками, разработка проблем стратегического и тактического руководства, создание науки стратегии и тактики революции.

Ленинская теория пролетарской революции как высший этап в развитии теории Маркса.

Закономерности пролетарской революции были установлены Марксом и Энгельсом в условиях промышленного капитализма. Новая — империалистическая — стадия развития капитализма принесла с собой ряд совершенно новых проблем, решение которых дано Лениным в его теории пролетарской революции, являющей собой новую и высшую ступень в развитии теории революции Маркса и Энгельса.

Развитие воззрений Маркса и Энгельса на революцию.

Уже в самых ранних своих работах Маркс говорит о предстоящей революции, о ее неизбежности и ставит прямой своей задачей критику буржуазной политики.
«Политический вопрос лишь выражает политическим языком различие между господством человека и господством частной собственности». Больше того, «политическое государство представляет собой оглавление практических битв человечества» (подчеркнуто нами. — Авторы), ибо оно «выражает в пределах своей формы, sub specie rei publicae (т. е., в форме государства) все социальные битвы, потребности, истины». Критиковать политику значит «связать и отождествить эту критику с действительной борьбой».

Закон социальной революции.

Маркс на основе изучения фактической человеческой истории установил следующий закон социальной революции в своем много раз уже цитированном нами «Предисловии»: «На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или, что является только юридическим выражением этого, — с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции».

Учение о революции как важнейшая проблема диалектического и исторического материализма.

«Ленинизм есть теория и тактика пролетарской революции вообще, теория и тактика диктатуры пролетариата в особенности».
В этом определении, принадлежащем т. Сталину, ленинизм характеризуется со стороны главного, основного и решающего в марксистско-ленинском учении. Учение о пролетарской революции (о ее характере, предпосылках, ее движущих силах, этапах революции) входит необходимой составной частью в воззрения марксизма-ленинизма. Но это есть та составная часть, отказ от которой означает самым непосредственным образом отказ от всего марксизма.

среда, 28 октября 2015 г.

Строительство социализма и борьба с религией.

В настоящий момент, когда идет ожесточенная классовая борьба двух миров: мира загнивающего капитала и мира строящегося социализма, особенно ярко видна контрреволюционная роль всех религий, всех и всяческих религиозных организаций. В капиталистических странах, охваченных небывалым, все растущим кризисом, религия используется империалистами для борьбы против революционного движения пролетариата, против коммунистических партий, против СССР. Церковники принимают самое близкое и непосредственное участие в подготовке к войне против СССР. С высот амвонов и церковных кафедр во время богослужений, со страниц религиозной периодической и непериодической печати без конца изливаются потоки гнуснейшей клеветы на СССР.

Буржуазный и пролетарский атеизм.

Атеизм — мировоззрение, отрицающее существование сверхъестественного мира, — также имеет в качестве своей причины экономические отношения. Атеистические идеи и системы развивались в процессе классовой борьбы. Так атеистические идеи древнего греческого мира явились идеологическим выражением той борьбы за власть, которую вел торговый капитал древности с землевладельческой феодальной знатью.

Происхождение и развитие религиозных верований.

Диалектический материализм дает не только философское обоснование атеизму, он не только опровергает бытие духовного мира, но и является вернейшим методологическим орудием в разрешении вопроса, как появилась самая вера в существование духовного мира. Марксистско-ленинская теория происхождения и развития религиозных верований среди всех других теорий является единственно правильной, логически законченной атеистической теорией. Теории происхождения религии, связанные с идеалистической философией, построенные на идеалистической методологии, неизбежно несут в себе идеалистические червоточины и открывают лазейки для поповщины.

Диалектический материализм как философское обоснование атеизма.

Философия материализма наносит сокрушительный удар религиозному мировоззрению. Материализм безусловно отрицает существование сверхъестественного, духовного мира. Провозглашая вечность материи и ее движения, материализм устраняет идею «сотворения» мира. Материализм раскрывает господствующие в природе и человеческом обществе законы причинности, что устраняет возможность каких бы то ни было чудес. В «Материализме и эмпириокритицизме» Ленин приводит рассуждения епископа Беркли по поводу материи. «На основании учения о материи или телесной субстанции, — говорит он (т. е. Беркли), — воздвигнуты были все безбожные построения атеизма и отрицание религии... Нет надобности рассказывать о том, каким великим другом атеистов во все времена была материальная субстанция. Все их чудовищные системы до того очевидны, до того необходимо зависят от нее, что раз будет удален этот краеугольный камень, — и все здание неминуемо развалится».

Марксистско-ленинское понимание религии.

Религия есть особое неправильное, фантастическое отражение в общественном сознании отношений людей друг к другу и отношений их к природе, которые на известных исторических ступенях складываются вне их сознательного контроля и под господством внешних, природных или общественных условий. Это отражение общественного бытия принимает поэтому форму, веры в существование сверхъестественного духовного мира, неземных могущественных сил, стоящих якобы над людьми: бога или богов, чертей, духов и т. п. В классовом обществе религия является орудием в руках эксплуататорских классов для защиты существующей эксплуатации и одурманивания эксплуатируемых классов.

понедельник, 26 октября 2015 г.

Строительство пролетарской культуры и задачи культурной революции.

Построение социалистического общества возможно только на базе высоких технических и культурных завоеваний. Это общество более высокой техники и культуры может построить только пролетариат.
В капиталистическом обществе пролетариат поставлен в варварские условия жизни. Внутри капиталистического общества пролетариат в силу этого не может создать новой пролетарской культуры. Каким же образом пролетариат может выработать свою пролетарскую культуру в качестве предпосылки будущей коммунистической культуры, если эта культура не может созреть внутри капиталистического общества так, как например созрели элементы буржуазной культуры внутри феодального общества?

Марксизм-ленинизм - идеология пролетариата и его роль в социалистической системе.

Из анализа развития идеологий в капиталистическом обществе можно сделать следующий основной вывод: господствующие классы, в частности буржуазия, не в состоянии были ни понять, ни познать законов общественной жизни. Наоборот, они были заинтересованы в затемнении этих законов.
Пролетариат как класс самой историей воспитывается для революционной переделки всего капиталистического строя, поэтому он не только заинтересован, но и способен правильно понять и познать истинные законы общественной жизни. Такое правильное понимание законов общественной жизни дает марксизм.

пятница, 23 октября 2015 г.

Основные черты буржуазного мировоззрения.

Буржуазный демократизм и фашизм.

Буржуазия в борьбе с феодализмом создает свои собственные черты мышления. Огромная пестрота и разнообразие форм идеологий характерны для буржуазного общества, отражают собой, во-первых, консервативное влияние идеологий (например религии) прежних господствующих классов, сохранивших частично свое существование и при капитализме; во-вторых, эта пестрота отражает собою борьбу различных классовых групп внутри самой буржуазии (мелкой, средней, крупной промышленной, финансовой и т. д.); в-третьих, она отражает собой большую подвижность, изменчивость и богатство способов и форм капиталистической экономики. «Постоянные перевороты в производстве, непрерывные потрясения всех общественных отношений, вечное движение и вечная неуверенность отличают буржуазную эпоху от всех предшествовавших»[1].

Классовый характер идеологии. Докапиталистические идеологии.

Общественное бытие определяет общественное сознание, поэтому в классовом обществе всякая идеология носит классовый характер. «На различных формах собственности, да социальных условиях существования, — говорит Маркс, — поднимается целая надстройка различных и своеобразных чувств, иллюзий, понятий и мировоззрений. Весь класс творит и формирует все это на почве своих материальных условий и соответственно общественных отношений»[1].

Относительная самостоятельность идеологий.

Вопрос об относительной самостоятельности идеологий может быть правильно понят лишь в том случае, если мы будем исходить из общественного разделения умственного и физического труда, характерного для классового общества. «Общество, — говорит Энгельс, — порождает известную общую функцию, без которой оно не может обойтись. Предназначенные для этого люди образуют отрасль разделения труда внутри общества. Вместе с тем они приобретают особые интересы также и в противоположность тем, кто их уполномочил, они становятся самостоятельными по отношению к ним»[1].

Общественное сознание, психика, идеология.

Религиозные верования, буржуазное понятие свободы, сознание пролетариатом своих интересов — все эти явления, которые в той или другой форме проявляются в сознании отдельных людей, представляются им как предмет их собственного, индивидуального переживания. Почему же разные переживания, представления, идеи отдельных лиц в области политической, моральной, религиозной следует определять как общественное сознание людей?

Общественное бытие и общественное сознание.

Марксистская теория исторического процесса, подчеркивая определяющую роль материального бытия людей, дает единственно научное объяснение происхождения и роли общественного сознания, его содержания и форм его развития. Марксистское объяснение происхождения и роли идей опровергло традиционные идеалистические теории господствующих классов, которые приписывали идеям самодовлеющую и определяющую роль в историческом процессе и «на историю в ее целом и в отдельных частях — смотрели как на постоянное осуществление идей»[1].

четверг, 22 октября 2015 г.

Проблема уничтожения классов и новые задачи борьбы.

Завершение построения фундамента социалистической экономики и вступление советской страны в период социализма вовсе не означает, что уже ликвидированы классы, что уже закончена классовая борьба пролетариата. Лишь в результате успехов второй пятилетки мы будем иметь «окончательную ликвидацию капиталистических элементов и классов вообще, полное уничтожение причин, порождающих классовые различия и эксплуатацию».

Диктатура пролетариата и борьба за строительство социализма.

На каждом новом этапе развития пролетарской диктатуры все отчетливее выявляются ее основные задачи и цели — строительства социализма в стране победившего рабочего класса и тем самым уничтожение классовых различий и классов вообще. Однако осуществление этой важнейшей из трех задач диктатуры пролетариата протекает отнюдь не в порядке «самотека», но в процессе ожесточенной классовой борьбы, получающей свое отражение и в рядах партии, в процессе борьбы с оппортунистическими толкованиями генеральной линии партии.

среда, 21 октября 2015 г.

Диктатура пролетариата как руководство непролетарскими трудящимися массами. Пролетариат и крестьянство.

Диктатура пролетариата есть организация пролетариатом насилия для подавления прежних эксплуататоров и только, разумеется, эксплуататоров.
Но, говорит Ленин, «не в одном насилии сущность пролетарской диктатуры и не главным образом в насилии. Главная сущность ее в организованности и дисциплинированности передового отряда трудящихся, его авангарда, его единственного руководителя — пролетариата»[1]. Здесь Ленин выдвигает две важнейших стороны, характеризующих главную сущность диктатуры пролетариата, — организованность и дисциплинированность рабочего класса и руководство со стороны пролетариата благодаря этой его организованности и дисциплинированности широкими непролетарскими массами трудящихся.

Новые формы классовой борьбы пролетариата. Подавление сопротивления буржуазии.

Обратимся к рассмотрению главных форм классовой борьбы, составляющих основное содержание периода диктатуры пролетариата.
«Завоевав политическую власть, пролетариат, — говорит Ленин, — не прекращает классовой борьбы, а продолжает впредь до уничтожения классов, но, разумеется, в иной обстановке, в иной форме и иными средствами»[1]. «Мы идем в бой, и это есть содержание диктатуры пролетариата»[2].

вторник, 20 октября 2015 г.

Диктатура пролетариата и развитие пролетарской демократии. Система пролетарской диктатуры.

Марксизм-ленинизм с особой последовательностью и ясностью разоблачает классовое содержание социал-демократического фразерства о демократии «вообще», о свободе и равенстве «вообще». Маркс, указывает Ленин, «вскрывал материальные корни этих абстракций». И последовательно применяя оружие материалистической диалектики, конкретизируя и развивая далее положения Маркса и Энгельса, Ленин развертывает учение о демократии и о различии между буржуазной и пролетарской демократией с исчерпывающей глубиной и полнотой.

Диктатура пролетариата и советское государство.

Пролетарская революция отличается коренным образом от всех других тем, что власть здесь переходит из рук эксплуататорского меньшинства в руки эксплуатируемого большинства. Здесь рабочий класс впервые привлекает к политической жизни массу трудящихся и угнетенных классов, «до сих пор стоявшую совершенно вне политической жизни, вне истории» (Ленин).

Диктатура пролетариата как основной вопрос пролетарской революции.

«Самым главным вопросом всякой революции, — говорит Ленин, — является вопрос о государственной власти». В руках какого класса сосредоточена власть, какой класс или какие классы должны быть свержены, какой класс или какие классы должны взять власть, — в этом «самый главный вопрос всякой революции»[1].

среда, 7 октября 2015 г.

Антимарксистские теории классов.

Изложенное марксистско-ленинское понимание классов показывает, что классы возникли на определенном этапе исторического развития; марксистско-ленинская теория классов показывает, что возникновение классов было необходимо обусловлено развитием материальных производительных сил и что то же развитие производительных сил и революционная борьба пролетариата, установление его диктатуры должны на определенной ступени привести к уничтожению классов. Между тем как мы уже выяснили, буржуазным ученым выгодно изобразить дело таким образом, что существующий капиталистический способ производства и существование классов является вечным и «естественным» явлением. С этой целью выдвигаются различные буржуазные теории классов — теория «органического» разделения труда в общественном организме, теория, объясняющая господство привилегированных классов их «природными способностями» и т. д.

Партия рабочего класса. Стратегия и тактика борьбы.

Политическим и теоретическим руководителем пролетариата в его классовой борьбе является коммунистическая партия.
Чем больше нарастает революционная ситуация, чем сильнее обостряется классовая борьба, тем большее значение приобретает руководство партии.

Классовая борьба в эпоху империализма.

На высшей стадии развития капитализма, после перехода от эпохи промышленного капитала к современному этапу империализма, особенно ясно обнаруживается расчленение общества на два больших лагеря. На одном полюсе постепенно концентрируется все богатство эксплуататоров, на другом полюсе выступают все ужасы капиталистической эксплуатации и нищеты.

Вопрос об отношении к государству у социал-фашистов, анархистов, троцкистов, «левых» и правых оппортунистов.

По вопросу об отношении к буржуазному государству марксизм-ленинизм издавна вел борьбу против социал-демократического оппортунизма и против анархизма. Для социал-фашизма характерно суеверное почтение к буржуазному государству. Государство изображается как продукт классового сотрудничества, как некоторая внеклассовая самодовлеющая организация, стоящая выше классовой борьбы. Социал-фашист Кунов возвращается к гегелевскому учению о государстве как «разумном организме». Подобные же внеклассовые, идеалистические теории государства развивали в русской литературе Плеханов и Троцкий.

Буржуазное государство.

В своей борьбе пролетариат должен преодолевать не только экономическое сопротивление господствующих классов, но и их политическое сопротивление, осуществляемое с помощью буржуазного государственного аппарата. Буржуазное государство представляет собой особый орган буржуазии для подавления сопротивления пролетариата.

Классовая борьба пролетариата и ее формы.

Таким образом из всех классов капиталистического общества только пролетариат является единственным последовательно-революционным классом, способным к революционному изменению существующих капиталистических производственных отношений.
Все остальные классы и группы капиталистического общества или непосредственно заинтересованы в сохранении капитализма или же уничтожаются как самостоятельные классы вместе с развитием капитализма и оказываются неспособными без руководства пролетариата вести с капитализмом революционную борьбу. Только пролетариат вместе с развитием крупной промышленности развивается как класс, и его классовые интересы оказываются в непримиримом противоречии с интересами буржуазии.

Переходные классы при капитализме.

В реальной действительности никогда не было и нет таких «чистых» абстрактных обществ, в которых существовало бы только два основных класса. Например, при феодализме существовали не только помещики и крестьяне, но были ремесленники, нарождалась торговая буржуазия и интеллигенция.
Точно так же при капитализме существуют не только капиталисты и рабочие, но в то же время есть крестьяне, землевладельцы, мелкая городская буржуазия, интеллигенция и деклассированные элементы (люмпен-пролетариат). Рассмотрим каждую из этих общественных групп в отдельности и ее роль при капитализме.